Банки успешно справились с оттоком розничных вкладов в 1 квартале

Российские банки столкнулись с значительным оттоком розничных депозитов в валюте в размере $9,8 млрд в марте, и по итогам 1 квартала 2022 года валютные вклады населения снизились на $20 млрд (с $93 млрд на декабрь 2021 г.).

Несмотря на рекордный отток, его последствия не выглядят разрушительными для банковского сектора – с одной стороны, ограничения ЦБ на изъятие наличной валюты из всех банков устранили преимущества несанкционных банков перед банками, попавшими под санкции, ограничивая негативные последствия для отдельных банков; с другой стороны, российские банки подошли к текущему кризису с избыточным валютным фондированием по клиентским счетам в $270 млрд, которое даже сейчас сохраняет их низкую заинтересованность в валютном привлечении.

Банковский сектор

Розничные вкладчики увели $9,8 млрд со своих валютных депозитов в российских банках в марте, и $20 млрд в 1 квартале 2022 года: На розничные депозиты в валюте в среднем приходились устойчивые 21% совокупных розничных вкладов в российских банках в последние 10 лет, и их отток стал уже стандартной реакцией российских вкладчиков на санкционные риски. На фоне первых зарубежных санкций и антисанкций со стороны РФ, за которыми последовало резкое ослабление курса рубля в декабре 2014 г., объем валютных вкладов снизился с $95 млрд на пике в июле 2 0 1 4 г. до $84 млрд в январе 2015 г., то есть на $11 млрд за 7 месяцев (см. Рис. 1). В 2018 г., на фоне роста панических ожиданий по введению санкций в апреле и в августе, валютные вклады следовали аналогичному тренду и за аналогичный период снизились на $6 млрд к сентябрю 2018 года. Что касается траектории этого года, еще в декабре 2021 года россияне хранили $93 млрд на своих валютных счетах в российских банках, однако отток оказался очень значительным: снижение валютных депозитов составило $20 млрд с начала года. По всей видимости, значительная часть оттока ушла в наличные: опыт февраля/марта 2022 г. может быть сопоставим с декабрем 2014 г., когда российские банки импортировали $17,7 млрд в страну, и спрос на наличную валюту со стороны домохозяйств подскочил до $8,2 млрд (см. Рис. 2). Показательно, что в последующие моменты паники, например в апреле 2018 г. и в период пандемии в марте 2020, как спрос на валюту, так и импорт валюты банками не возвращался к максимумам 2014 г. Тем не менее масштаб оттока депозитов в этом году указывает на то , что спрос на наличные средства мог находиться в диапазоне $10-15 млрд (таким образом, общий объем наличной валюты в обращении в РФ по результатам изъятий последних двух месяцев мог достичь $90-100 млрд).

Рис. 1: Розничные депозиты в валюте в российских банках в три эпизода санкций (2014, 2018 и 2022)*

Розничные депозиты в валюте в российских банках в три эпизода санкций

*декабрь 2014=август 2018=март 2022

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Рис. 2: Импорт наличной валюты российскими банками и спрос домохозяйств на наличную валюту, $ млрд

Импорт наличной валюты российскими банками и спрос домохозяйств на наличную валюту, $ млрд

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Розничные депозиты в рублях в марте восстановились до уровня декабря 2021 г., реагируя на повышение ключевой ставки ЦБ до 20%: Сегмент рублевых вкладов также зафиксировал отток – по данным ЦБ РФ, в конце февраля — начале марта население забрало из банков 2,4 трлн рублей, из которых около 500 млрд руб. мог быть отток с рублевых депозитов. Этот отток, тем не менее, был весьма умеренным и вероятно, вызван не столько опасениями по поводу стабильности банковского сектора, сколько сильным скачком панического спроса на товары на фоне ожиданий сильного роста цен и снижения предложения валюты. Поскольку в рамках плавающего обменного курса у ЦБ нет никаких ограничений на предоставление банкам ликвидности , ЦБ смог легко заменить розничный отток своими средствами: на пике кризиса вливания ликвидности от ЦБ РФ подскочили до 10 трлн руб., то есть до 8% совокупных активов банковского сектора. Реагируя на решение ЦБ повысить ставку до 20%, которое заставило и банки повысить ставки по депозитам, к концу марта уровень рублевых вкладов вернулся к уровню начала этого года. По последним оценкам ЦБ РФ за первые 10 дней апреля прирост депозитов в банках составил 1,6%.

Ограничения ЦБ на изъятие валютных вкладов и избыточное валютное фондирование позволили банкам безболезненно пережить отток розничных вкладов: Динамика розничных депозитов в марте позволяет сделать несколько выводов. Во-первых, российские банки явно оказались в большей степени подвержены бегству из них валютных депозитов, чем можно было предположить. Тем не менее, хотя это спровоцировало сильный рост аппетита к валютной наличности, это бегство не вызвало коллапса каких-либо отдельных банков и не создало дефицита валютного фондирования по всей системе. Что касается первого пункта, спрос на наличную валюту был ограничен решением ЦБ выдавать на руки не более $10 тыс. на одного вкладчика; этот шаг устранил любые преимущества, которые потенциально существовали для несанкционных банков по сравнению с санкционными и предотвратил набеги на отдельные банки. Второй момент заключается в том, что несмотря на то, что отток на уровне $20 млрд был значительным, аппетит банков к валютному фондированию ограничен по причине весьма умеренного спроса на кредиты в валюте. На начало этого года объем валютных кредитов в активах российских банков составлял $61 млрд (из которых почти весь объем приходился на корпоративных клиентов за исключением $1 млрд розничного портфеля), тогда как обязательства банков в валюте, то есть депозиты населения и компаний составили $272 млрд – это самый высокий уровень за период наблюдений (см. Рис 3).

Из-за волатильности курса рубля сильный аппетит к сбережениям в валюте, вероятно, сохранится, тогда как заимствования средств в валюте, вероятно, будут небольшими как в связи с неопределенностью в части возможностей погасить долг, так и, опять-таки, из-за высокой волатильности рубля. Корпоративные счета в валюте были главным источником избыточного валютного фондирования (см. Рис. 4) с 2019 г. и этим объясняется тот факт, что сегодня ставки по розничным валютным вкладам остаются на достаточно низком уровне, и банки демонстрируют минимальный интерес к наращиванию валютного привлечения. Кроме того, важно отметить, что в глазах банков привлекательность корпоративного привлечения, вероятно, будет значительно выше — этот сегмент не несет риска конвертации в наличные средства, и с этой точки зрения мы считаем, розничным вкладчикам не следует рассчитывать на значительные ставки по валютным депозитам, а привлекательность этих сбережений будет обеспечиваться в основном волатильностью валютного курса.

Рис. 3: Избыточное валютное фондирование банков, $ млрд и вал. кредиты, % валютных депозитов

Избыточное валютное фондирование банков, $ млрд и вал. кредиты, % валютных депозитов

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Рис. 4: Кредиты и депозиты в валюте по категориям клиентов, $ млрд

Кредиты и депозиты в валюте по категориям клиентов, $ млрд

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Author: finprognozy

Добавить комментарий