Инфляция в России по итогам 1 полугодия может составить 9% в годовом выражении

Несмотря на то, что рост ВВП на 4,6% в 2021 выглядит впечатляющим, с точки зрения потребителей картина не столь однозначна. Скачок инфляции в 4К21, вероятно, привел к тому, что реальные расходы домохозяйств по итогам 2021 г. остались на уровне 2019 г. Рост реальных располагаемых доходов на уровне 3,1% г/г в 2021 г. с очисткой от предвыборных выплат 3К21 составил бы всего 1,8% г/г. Ускорение роста цен до 8,7% г/г в январе 2022 г. продолжает оказывать давление на потребление, а ЦБ РФ сейчас должен скорректировать свой цикл повышение ставки на значительное ужесточение риторики ЦБ развитых стран.

Оборот розничной торговли вырос на 7,3% г/г в 2021 г., но потребление домохозяйств в реальном выражении вряд ли превысит уровень 2019 г.: Хотя рост российского ВВП, по предварительной оценке Минэко, составил значимые 4,6% г/г в 2021 г., потребление пострадало из-за ускорения инфляции в конце прошлого года, что испортило картину за весь 2021 г. Оборот розничной торговли по году вырос только на 7,3% г/г против ожидаемых нами +8,0-8,5% г/г. Более медленные темпы роста этого показателя подтверждают наше ожидание, что общий уровень потребление российских домохозяйств в реальном выражении за весь 2021 г. не превысит значения 2019 г. (за 9M21 этот показатель был сопоставим со значением 9M19).

Рост реальных располагаемых доходов на 3,1% г/г без учета социальных выплат 3К21 составил бы всего 1,8% г/г: Определенное разочарование в части оборота розничной торговли идет рука об руку с неоднозначностью в динамике реальных располагаемых доходов. Как сообщил Росстат, хотя по итогам 2021 года этот показатель вырос на 3,1% г/г (то есть превысил значение 2019 года на 1%), в 4К21 на фоне высокой инфляции он увеличился всего на 0,5% г/г. Кроме того, не следует забывать о том, что правительство направило примерно 700 млрд руб. в качестве дополнительной социальной поддержки населению в 3К21 накануне парламентских выборов – по нашей оценке, это соответствует примерно 1,3% годовых доходов населения, таким образом, фактический рост реальных располагаемых доходов, очищенный от этой суммы, должен был бы составить только 1,8% г/г. Значимая роль государственной социальной поддержки подтверждается также высокой долей социальных трансфертов в структуре доходов – они составили 20,8% в 2021, что очень близко к 21,5% в 2020 г. Предпринимательские доходы вполне закономерно остались на уровне 5,9% в 2021, лишь немного восстановившись с 5,2% в 2020 г.

Безработица завершила год на историческом минимуме 4,3%, рост реальных зарплат составил 2,8% г/г за 11М21: Учитывая что безработица сохранялась на уровне 4,3% последние месяцы 2021, неудивительно, что рост номинальных зарплат составил 9,5% г/г за 11M21, или +2,8% г/г в реальном выражении. Но 4К21 также указывал на уязвимость зарплат к высокой инфляции, так как за 9M21 рост реальных зарплат составил 3,0% г/г. Учитывая сохраняющуюся жесткость рынка труда, рост номинальных зарплат, судя по всему, хорошо защищен, однако уровень роста трудовых доходов в реальном выражении будет зависеть главным образом от инфляции, а она продолжает ускоряться.

Инфляция ускорилась с 8,4% г/г в декабре 2021 до 8,7% г/г в январе 2022: В ноябре и декабре 2021 г. инфляция стабилизировалась на уровне 8,4% г/г, но в январе 2022 г. она достигла нового максимума 8,7% г/г. Продовольственная инфляция выросла до 11,1% г/г в прошлом месяце, превысив свой прошлогодний пик на уровне 10,9% г/г (по итогам октября 2021 г). Инфляционные риски по-прежнему высоки. Во-первых, мировые цены на некоторые продовольственные компоненты, импортируемые в Россию, такие как соевое и пальмовое масло, выросли соответственно на 17% и 8% с начала года. Во-вторых, скачок цен на удобрения на 120% г/г в 2021 г. должен привести к сохранению повышенной продовольственной инфляции в этом году. В-третьих, российское розничное кредитование завершило год ростом на 23% г/г, однако сильная волатильность на финансовых рынках в январе 2022 г. стимулирует спрос на кредиты, что вносит вклад в дополнительные расходы в ближайшие месяцы. Наконец, Минэко только что повысило свой прогноз по инфляции на 2022 г. до 5,9% с 4,0-4,5%; это может привести к дополнительным социальным расходам на уровне примерно 300-500 млрд руб. в 2022 г., что само по себе поддержит инфляционное давление. Мы подтверждаем свой прогноз по инфляции на уровне 6,0% г/г на этот год и ожидаем инфляцию на уровне 9,0% г/г по итогам 1П22.

Смещение ожиданий по траектории движения ставки ФРС в 2022 г. добавляет минимум 40 б. п. на пике цикла повышения ставки ЦБ: Хотя российский рынок с прошлого лета ожидает, что ставка ЦБ скоро достигнет пика, складывается впечатление, что пока еще потенциал для повышения сохраняется. Внешние факторы играют важную роль в сохранении давления на ЦБ: во-первых, помимо вышеупомянутой глобальной продовольственной инфляции, продолжающийся рост цен на нефть также инфляционен, так как (1) он напрямую внесет вклад в ускорение инфляции через повышение российских цен на бензин и (2) косвенно создаст инфляционные риски, позволяя правительству более свободно распоряжаться расходами. Во-вторых, центробанки развитых стран также ужесточают свою политику: все ожидания повышения ставки ЦБ ранее были основаны на неизменной ставке ФРС, тогда как сейчас рынок закладывает повышение ставки ФРС на 100 б. п. в 2022 году. Мы считаем, что подобный масштаб ужесточения монетарной политики США привнесет премию в размере 40 б. п. к российской ставке, открывая потенциал для дополнительного ее повышения.

Ключевые макроэкономические индикаторы России

* цифры за 8М21

**прогноз

***с поправкой на секьюритизацию кредитов

Источники: Росстат, АльфаБанк

Author: finprognozy

Добавить комментарий