Иранский сценарий. Повседневная жизнь под санкциями

Одна из главных неполитических новостей в Иране последних нескольких дней: правительство больше не разрешает ввоз в страну новых iPhone. Новость печалит поклонников популярных телефонов, однако бизнес несомненно найдет лазейки. За многие годы санкций США Иран смог неплохо приспособиться к экономическому давлению, развивая малый и средний бизнес, стартапы и продвигая предпринимательскую инициативу. В настоящее время страна ведет переговоры с США, ЕС, Россией и Великобританией о снятии санкций, однако слишком резкое открытие границ для иностранного капитала может погубить заделы, сделанные иранским бизнесом, считает эксперт.

Постановление, как пишет ближневосточный портал Middle East Eye, выпустило иранское ведомство, которое дает добро на ввоз технологической продукции в страну. Ранее трейдеры, ввозившие телефоны в страну, должны были зарегистрировать их в государственной системе, но после 22 мая это стало невозможным.

Известно, что власти всегда косо смотрели на телефон компании Apple, который в то же время был очень популярен у иранской молодежи, однако его можно было ввозить в страну. Сейчас власти положили этому конец, что очень расстроило пользователей телефонов этой модели. «В последние годы в иранском общественном дискурсе разгорелись споры об американских телефонах и их популярности, и власти стали все более враждебно относиться к этой продукции. Но иранские импортеры не понимают, почему запрет ввели именно сейчас», -пишет портал.

Однако, как ожидается, телефоны не исчезнут, хотя и станут дороже — их будут завозить через другие государства, используя схему параллельного импорта. «Никакие зарубежные товары полностью не исчезнут из продажи, вопреки всем санкционным ограничениям. Можно не переживать. Свидетельством этого как раз стала политика параллельного импорта», — уверено говорит в интервью Finam.ru старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, специалист по Ирану Лана Раванди-Фадаи.

Фото Ольги Головановой

Иран-Эмираты. Далее везде

Иран давно приучился жить в режиме «серых схем» и параллельного импорта, который помогает наполнять товарами прилавки магазинов. Это удается делать весьма успешно. Многие торговые центры Тегерана по обилию товаров мало чем отличаются от таких же магазинов в Москве или других городах Европы. С одним только исключением — никаких вывесок западных фирм вы в них не найдете.

Это было наглядно продемонстрировано в недавнем фильме журналиста Алексея Пивоварова «Каково жить в стране-изгое». Пойдя в один из торговых центров Тегерана, журналист увидел, что много одежных марок — это местные иранские компании, однако в магазине можно найти как одежду и обувь западных марок, так и парфюмерию ведущих французских производителей.

«Замену Zara здесь найти легко, но замену Dolce Gabbana и Armani вы не найдете. Если вы состоятельный человек, то вы скорее полетите за этим в Турцию или Эмираты. Рассказывают, что из Турции и Эмиратов иранцы летят с огромными чемоданами», — рассказывал Пивоваров.

Арабские Эмираты, а главное Дубай стал главным экономическим «окном в мир» для Ирана. Здесь находятся отделения крупных иранских банков и компаний, здесь проводят время обеспеченные иранцы. Так, согласно данным, обнародованным властями Ирана в октябре 2021 года, ОАЭ стали главными экспортерами товаров в Иран, а объем взаимной торговли между странами составляет более $14 миллиардов в год. Львиная доля экспорта ОАЭ в Иран — это товары из европейских стран, которые затем перепродаются в Иране.

«Порт Дубай стал для иранцев важным местом для обхода санкций и ключевым центром для реэкспорта попавших под санкции товаров. В ОАЭ проживает 100–400 тыс. этнических иранцев и работает около 8 тыс. компаний, принадлежащих им. Большинство этнических иранцев в ОАЭ, живет как раз в Дубае», — рассказывает Лана Раванди-Фадаи.

Стоит отметить, что у ОАЭ тоже есть свой «хаб» в Иране. Это иранский остров Киш, который обеспечивает возможность для иностранцев, работающих в Дубае, выехать из ОАЭ для получения новой визы без возвращения на родину.

Несмотря на то, что политически и экономически Иран мало похож на Россию, определенное сходство между странами есть. «В Иране, как и в России, крупные сырьевые компании принадлежат государству», — рассказывает Лана Раванди-Фадаи.

Государственные и квазигосударственные компании в Иране по-прежнему владеют 80% иранской экономики, в то время как доля частного сектора лишь 20%. Однако даже этот небольшой частный сектор развивался весьма успешно, однако санкции стали для него серьезным ударом. Многие небольшие компании закрылись во время пандемии Covid-19, некоторые еле держатся на плаву.

«Малый и средний бизнес — это индикатор настроений и трендов в экономике в целом. Если проблемы малого бизнеса настолько сильны, что приводят к его массовому закрытию, то это может быть сигналом для властей, что налоговая и бюрократическая нагрузка на бизнес слишком высока», — говорит Лана Раванди-Фадаи.

Вопреки стереотипам, активную роль в малом и среднем бизнесе Ирана играют представительницы прекрасного пола. «Женщины в Иране занимаются бизнесом достаточно успешно. Однако из-за высокой конкуренции они зачастую выбирают для себя нишу, где мужчин меньше: товары для женщин, сфера услуг», — отмечает эксперт по Ирану.

«Для многих иранок бизнес — это спасение от безработицы, которая выше среди женщин, чем среди мужчин. К тому же по оценкам Глобального отчета о гендерном неравенстве, женщины в Иране зарабатывают на 41 процент меньше, чем мужчины, за равный труд. Чтобы преодолеть трудности, женщины все чаще выбирают онлайн-бизнес, и многие используют Instagram в качестве платформы», — говорится в статье, опубликованной на портале Ближневосточного института в Вашингтоне.

Социальная сеть Instragram (социальная сеть принадлежит компании Meta, признанной экстремистской и запрещенной в России), как отмечает иранское англоязычное издание Financial Tribune, «играет важную экономическую роль в Иране, так как около одной восьмой иранцев используют эту социальную сеть для получения дохода». В этой сети зарегистрировано 48 миллионов граждан страны.

Санкции в какой-то мере способствовали и росту стартапов в различных сферах, и для этого есть немало условий. В Иране большое количество молодых людей, а общество хорошо образовано. «Годы санкций вынудили иранцев создавать свои собственные интернет-компании и услуги, а также послужили стимулом для создания широкого круга отечественных компаний, занимающихся информационными технологиями», — писал ранее в одном из своих экспертных докладов бывший заместитель Госсекретаря США по вопросам экономического роста Роберт Хорматс.

Видя важную роль стартапов для иранской экономики, власти их не «кошмарят». Государственным органам запрещено подавать в суд на стартапы, согласно недавнему распоряжению президента Ибрахима Раиси, писало иранское издание Financial Tribune в январе 2022 года. Как отмечается в докладе Программы развития ООН, рост стартапов в Иране начался в 2015 году и их количество в то время достигло 400 только в одном Тегеране.

При этом в докладе констатировалось, что рост новых статапов происходил как с кратковременным открытием иранской экономики на короткий период, так и позже, когда ограничения заставили иранских бизнесменов искать новые возможности.

Однако несмотря на то, что иранское общество приспособилось к санкциям и даже научилось извлекать из них пользу, снятие санкций с Ирана после подписания «ядерной сделки» с США в 2015 году было с энтузиазмом воспринято обществом.

Большая часть санкций была отменена, в Иран начали приходить иностранные компании, а правительство страны заключило контракт на покупку новых самолетов. Но радость была недолгой: в 2017 году президент США Дональд Трамп разорвал действие соглашения.

Сегодня переговоры по возвращению к соглашению по ядерной программе вновь возобновлены администрацией Джо Байдена, которая заинтересована в иранских энергоносителях. В самом Иране общество и бизнес снятие санкций поддерживают, однако не все так однозначно, рассказывает Лана Раванди-Фадаи. «Безусловно, есть обеспеченные иранцы, довольные текущей ситуацией, и снятие санкций могло бы негативно отразиться на их доходах. Но таких людей, конечно, далеко не большинство».

Для того чтобы приспособиться к санкционной ситуации, Ирану потребовалось немало, и стране, как полагает эксперт, помогло «развитие собственных мощностей и рациональное использование внутренних ресурсов».

Новые переговоры, которые продолжаются между США, Ираном, странами ЕС, Россией и Великобританий могут привести к снятию санкций, что несомненно будет пользой для общества, но Лана Раванди-Фадаи видит здесь и подводные камни.

«Резкое снятие всех санкций и открытие всех границ для иностранного капитала может загубить всё то, чего Иран сумел достичь в экономике. Вся его независимость и опора на свои силы и возможности окажутся под угрозой исчезновения, а отечественное производство потерпит большой ущерб от наплыва иностранных товаров. Все наработанные технологии могут просто в раз оказаться не нужны».

Однако при этом, эксперт считает, что «при взвешенной политике постепенной интеграции Ирана в международное экономическое пространство, такие риски минимизируются».

Author: finprognozy

Добавить комментарий