О дополнительном сценарии кризиса и о новом как хорошо забытом старом

Ситуация в промышленности остается неясной. Несмотря на опасения экспертов относительно возможного резкого спада промышленного производства уже в марте, фактический его прирост, по последним имеющимся данным Росстата, составил +3% год к году, а также -1,0% со снятой сезонностью к предыдущему месяцу. Апрельские опросы Росстата показывают разнонаправленную динамику индикаторов, снижение в целом продолжается, но не столь резко, как в марте, падение индекса предпринимательской уверенности в обработке приостановилось. Опросы показывают, что неопределенность экономической ситуации уже не является главным из усиливающих свое значение факторов, ограничивающих ведение бизнеса, уступив место нехватке сырья и материалов и высокому проценту по коммерческому кредиту.

На фоне обострения геополитического кризиса и санкций уже в марте 2022 г. рост выпуска промышленности и базовых секторов экономики в целом, по данным Росстата, хотя и остался в положительной области, но резко замедлился, составив по промышленности 3% против 6,3% в феврале, а по базовым секторам – 1,9% против февральских 5,4%.

Торможение экономической активности не удивительно, так как с конца февраля 2022 г. российская промышленность и экономика в целом подвергаются разнообразным шокам как со стороны спроса, так и со стороны предложения. Рост расходов домохозяйств примерно на 7% в годовом выражении, фиксируемый с помощью СберИндекса, на фоне 17%-ной инфляции означает снижение потребления домохозяйств примерно на 10% в годовом выражении.

В то же время значительны и шоки предложения. Так, например, падение производства автомобилей в марте примерно на 50% не означает, что в России сократилась потребность в транспортных средствах. Причина – в неспособности предприятий произвести достаточное количество автомобилей из-за нехватки комплектующих, сбоев логистических цепочек и т.д. К шокам предложения, т.е. к факторам, тормозящим текущую производственную активность, можно отнести и укрепление реального курса рубля.

Если по итогам первого квартала 2022 г. реальный эффективный курс рубля, по данным Банка России, ослаб на 2,4% относительно того же периода прошлого года, то в апреле-мае он укрепился относительно того же периода прошлого года примерно на 20% в номинальном выражении. А с учетом опережающей инфляции в России укрепление реального эффективного курса рубля в этот период могло составить примерно 30%, что с точки зрения экономической теории тоже является негативным шоком для реального сектора экономики, снижающим его ценовую конкурентоспособность.

На основе опросов Росстата, проведенных в середине апреля и опубликованных в начале мая, оценим возможные масштабы снижения промышленного выпуска в ближайшее время и покажем иерархию препятствий для экономической деятельности в восприятии бизнеса.

Очередная рокировка факторов, ограничивающих рост

Что касается факторов, ограничивающих ведение бизнеса и экономический рост, то главными из них, с точки зрения абсолютной величины, остаются неопределенность экономической ситуации, недостаточный спрос на внутреннем рынке и недостаточность финансирования. Недостаток спроса при усилении дефицита импортных комплектующих может объясняться разными причинами, включая наличие некоторых запасов импортных товаров и недостаточное пока качество отечественных аналогов.

При этом, с точки зрения нарастания значений, по мнению предпринимателей, главным является уже не неопределенность экономической ситуации, как в марте, а нехватка сырья и материалов (в силу санкционных ограничений на поставки импортных товаров), высокий процент по кредиту (что неудивительно при высокой ключевой ставке) и недостаток оборудования (также в силу санкционных ограничений) (см. табл. 1).

Факторы, ограничивающие ведение бизнеса

Рост промышленности будет замедляться

Опросные данные (прежде всего данные об ожиданиях предпринимателей на ближайшие 3–4 месяца) мы используем для инерционного краткосрочного прогноза индекса промышленного производства. Согласно прогнозу, построенному исходя из актуальных данных (табл. 2), промышленность ждет последовательное замедление, однако набранная инерция и сырьевое ралли на внешних рынках позволяет говорить о сохранении в апреле (а возможно, и в мае) 2022 г. слабых положительных темпов роста в годовом выражении, а далее, вероятнее всего, начнется спад. При этом нельзя исключать, что в силу резкого изменения ситуации и того, что опросы проводятся Росстатом в середине месяца, используемая методика прогноза может дать сбой и падение промышленного выпуска произойдет раньше, чем показывает данный расчет.

Прогноз индекса промышленного производства на апрель

Выводы, или о дополнительном сценарии кризиса и о новом как хорошо
забытом старом

Каким в итоге будет падение ВВП России в 2022 г.? Опубликованный недавно консенсус-прогноз Банка России составляет для ВВП -9,2% на 2022 г. Ситуация крайне неопределенная, и реальный ее исход, по сути, не поддается сколько-нибудь точному предсказанию.

В целом предполагается значительное падение ВВП в текущем году и отскок или темпы, близкие к нулевым, в следующем. С учетом предпринимательских опросов за апрель, когда значимого ухудшения по сравнению с мартом в целом не произошло, на наш взгляд, несколько растет вероятность нового сценария более растянутого кризиса с меньшими, чем казалось изначально, темпами падения ВВП в текущем году, но с продолжением заметного падения ВВП в следующем, когда иссякнут накопленные ранее товарно-материальные запасы и в полную силу заработают санкции в форме ограничений экспорта нефти, введение которых вероятно в конце текущего года. При этом кумулятивное падение ВВП составит ранее прогнозировавшиеся величины.

Нынешний шок в российской экономике – многофакторный. С одной стороны, есть ситуация со значительной степенью неопределенности, когда прогнозы крайне трудны, а инвестиции в связи с этим сокращаются; это означает, что экономика нуждается в господдержке спроса. С другой стороны, сейчас в значительной мере мы наблюдаем кризис предложения, поэтому актуальны рецепты борьбы с ним на основе т.н. экономики предложения, оформившейся в период стагфляции в 1970–80-е гг., где главный рецепт – это широкий спектр стимулов для бизнеса.

Author: finprognozy

Добавить комментарий