Репортаж из Молдовы: маленькая страна с большим сердцем 

«Мне предлагали ехать в Европу, во Францию, – говорит 34-летняя Наталья из Одессы, – но я не хочу так далеко забираться, надеюсь закончится все, и я смогу вернуться домой». Наталья с годовалой дочерью живет сегодня в Центре для беженцев, в который превращен выставочный комплекс MoldExpo. 

Девочка из семьи беженцев в MoldExpo

В самом начале войны на его огромной территории и в просторных павильонах было не протиснуться: «Не было и метра свободного, я такого в жизни не видела, а люди все прибывали и прибывали», – рассказывает Светлана. Она переводчица, работает с ООН и другими организациями, помогая им общаться с местным населением и беженцами. «Жители Молдовы сразу начали собирать деньги, буквально завалили Экспоцентр вещами, несли и несли, – продолжает она. – Моя подруга, адвокат, временно переселилась поближе к границе, чтобы на месте консультировать прибывающих. И таких сотни, как она». 

Сегодня в комплексе MoldExpo, который еще недавно служил больницей для больных COVID-19, проживают 360 беженцев, а в первые дни ночевали по 1200 человек. Экспоцентр превращен в перевалочный пункт, где изнуренные опасной дорогой и безумием войны люди получают крышу над головой, горячий обед, юридическую помощь, а самое главное – живое человеческое участие. Можно передохнуть и понять, куда и как двигаться дальше. 

"Оранжевое безопасное пространство" для женщин и девушек в MoldExpo

Самое сложное – восстановить документы, если впопыхах не все взял с собой: посольство Украины в Молдове работает с повышенной нагрузкой, длинные очереди. «Мы из Днепра, цыгане, – охотно откликнулась женщина на приветствие. – У меня дочь в Германии, но выехать к ней не можем, документов нет, а на восстановление требуется время». Она вместе с сестрами и детьми живет пока в небольшом отгороженном кубике на территории MoldExpo и надеется добраться до Германии. 

Сотрудники ООН, представители организаций гражданского общества и волонтеры работают в MoldExpo круглосуточно – действуют так называемые «голубые точки», организованные ООН для семей с детьми, «оранжевые пространства безопасности», обустроенные Фондом народонаселения ООН (ЮНФПА) для обеспечения специфических нужд девочек и женщин, а также центр оказания денежной помощи беженцам. Кому-то нужны лекарства, кому-то – другая медицинская помощь; в «оранжевых пространствах безопасности» беженцам рассказывают, как не попасть в умело расставленные сети торговцев людьми; десятки тысяч получают денежную помощь от учреждений ООН. 

Мы часто слышим: вы не думайте, у нас там все было, мы ни в чем не нуждались

«Люди стесняются брать деньги, просто вынуждены, – делится с нами Наталья, работающая в центре по оказанию материальной помощи ООН. – Мы часто слышим: вы не думайте, у нас там все было, мы ни в чем не нуждались. Многие предлагают поработать волонтерами, спрашивают, чем помочь». 

Наталья говорит, что часто не может сдержать эмоции, глядя на людей, которые в одночасье потеряли все. «У меня был такой случай, я, наверное, два или три дня не могла прийти в себя, – рассказывает она. – Пришла к нам женщина, ей 75 лет, преподавательница университета в Харькове». У этой женщины, по словам Натальи, – сын военный, невестка и дочь – врачи, а зять работает в полиции. Ни один из них по долгу службы не мог покинуть Украину, а пожилой харьковчанке пришлось одной вывозить пятерых внуков – от четырех до 14 лет.

Наталья, сотрудник Центра по оказанию денежной помощи беженцам.

«Она так плакала, – рассказывает Наталья. – Говорит, второй день звонит им, все телефоны выключены, боится, что с ними что-то случилось, Харьков все время обстреливают. Рассказывает, что четырехлетний ребенок, внук, по ночам просыпается и зовет маму. Мы всем центром ее утешали, пробовали дозвониться со своих телефонов, детей пытались отвлечь сладостями». К счастью, спустя несколько дней выяснилось, что все четверо живы, просто связи не было.  

Рисунки детей из семей беженцев в MoldExpo

Единовременную денежную помощь получают и семьи, принимающие беженцев хотя бы на протяжении недели. Она составляет около 190 долларов, но разве дело в них? 73-летняя Маргарита Евгеньевна работает учительницей начальных классов, на пенсию пока не собирается, делит с беженцами свою небольшую двухкомнатную квартиру: «В одной они – трое человек из Одессы, в другой – я. Пока война не закончится, будут жить у меня. У меня и в классе трое детей из Украины». 

Палаточный городок для беженцев в Паланке, на границе Молдовы с Украиной.

Поток беженцев сейчас значительно сократился, но не иссяк. На границе с Украиной, до которой из Кишинева добираться примерно часа два на машине, учреждения ООН совместно с правительством Молдовы разбили палаточный городок. Прибывающие могут здесь отдохнуть или остаться на ночь в зависимости от расписания автобусов, которые отвозят их дальше – в молдавскую столицу или в Румынию. «Мы даже не ожидали, что будет такой прием, ехали наобум, просто слишком страшно стало оставаться, – говорит Ирина, которая вместе с сыном только что приехала из Одессы. – Мы очень благодарны Молдове и ООН». 

В аэропорту Кишинева, не стене между будками паспортного контроля, можно прочесть слова: «Молдова – маленькая страна с большим сердцем». В ООН это знают, и Антониу Гутерриш едет в Кишинев прежде всего для того, чтобы поблагодарить молдаван, а также поддержать беженцев и всех, кто им помогает.  

Author: finprognozy

Добавить комментарий