ЦБ РФ вернул ключевую ставку к докризисному уровню

На очередном заседании ЦБ снизил ключевую ставку на 150 б.п., до 9,5%.  Решение в целом совпало с ожиданиями рынка (разброс ожиданий составлял 100-200 б.п. и настроения на более существенное снижение усилились после выхода статистики по инфляции за май и неделю конца мая-начала июня). ЦБ полагает, что «принятые в апреле-июне решения о снижении ключевой ставки увеличат доступность кредитных ресурсов в экономике и ограничат масштаб снижения экономической активности».

По словам Э. Набиуллиной, среди наиболее активно обсуждавшихся вариантов были 10% и 9,5%. Таким образом, ключевая ставка вернулась к докризисному уровню, а сигнал на будущее несколько ужесточен – ЦБ теперь будет «оценивать целесообразность снижения ключевой ставки на ближайших заседаниях».

ЦБ значительно переоценил прогноз инфляции– теперь он ждет по итогам года инфляцию 14-17% против апрельского прогноза 18-23% и прогноз средней ключевой ставки; вместе с тем, по мнению Э. Набиуллиной,  низкие темпы роста цен последних недель не являются устойчивыми; проинфляционные риски остаются существенными. По новому прогнозу, средняя ключевая ставка составит 10,8-11,4% в 2022 году (апрельский прогноз 12,5-14%), 7,0–9,0% в 2023 году (апрельский прогноз 9-11%) и 6,0–7,0% (прежний прогноз 6-8%) в 2024 году. Исходя из нового прогноза, ставка ЦБ может как остаться на текущем уровне до конца года, так и снизиться до 7,5-8% к концу года. Это достаточно широкий прогнозный диапазон, и решения будут, по-видимому, определяться соотношением проинфляционных и дезинфляционных факторов в динамике. Г-жа Набиуллина на пресс-конференции пояснила —  если ситуация будет развиваться по базовой траектории, по мере снижения устойчивой инфляции будет происходить дальнейшее постепенное снижение ключевой ставки. Это позитивно, прежде всего, для долгового рынка (продолжение снижения доходностей); снижение ставок по депозитам и кредитам может способствовать перетоку средств на потребление, покупку недвижимости и на фондовый рынок. Что касается влияния на курс рубля, в условиях капитальных ограничений оно является более длительным и опосредованным – снижение ставки способствует росту кредитного спроса, в том числе и на импорт, а это со временем сократит чистый приток валюты в страну по счету текущих операций.

ЦБ полагает, что «принятые Банком России в апреле — июне решения о снижении ключевой ставки увеличат доступность кредитных ресурсов в экономике и ограничат масштаб снижения экономической активности. В то же время денежно-кредитная политика сохранит необходимое дезинфляционное влияние для возвращения инфляции к цели в 2024 году».

Основные выводы – инфляция складывается значительно ниже апрельского прогноза Банка России. По оценке на 3 июня, годовая инфляция снизилась до 17,0% (после 17,8% в апреле). ЦБ снизил прогноз инфляции на конец года с 18-23% до 14-17%, сохранив прогнозы на 2023 г (5-7%) и 2024 г (возвращение к цели 4%).

Что повлияло на пересмотр. По словам руководства ЦБ, ситуация с экспортом оказалась заметно лучше, чем ожидалось в апреле (не произошло значимого сокращения физических объемов, а номинальный объем растет вместе с ценами сырья), в то время как оценки спада импорта близки к ожиданиям. В результате курс рубля оказался крепче, что способствовало более быстрому снижению инфляции и инфляционных ожиданий.

Вместе с тем, ЦБ полагает, что проинфляционные риски хотя и продолжают снижаться, но остаются существенными. Отмечается, что снижение общего показателя инфляции во многом произошло за счет коррекции цен на небольшую группу товаров и услуг после их резкого роста в марте. Этому способствовали динамика обменного курса рубля и исчерпание эффектов ажиотажного потребительского спроса в условиях заметного снижения инфляционных ожиданий населения и бизнеса. В то же время текущие темпы прироста цен в большей части потребительской корзины, хотя и снизились, остаются значимо выше 4% в аннуализированном выражении. Как считает г-жа Набиуллина, снижение устойчивых компонентов инфляции продолжится.

К проинфляционным факторам ЦБ относит:

  • Стимулирующую бюджетную политику. Текущие решения по увеличению бюджетных расходов учтены в решениях ЦБ, но параметры бюджета на следующие 3 года находятся в процессе обсуждения. Дополнительное расширение бюджетного дефицита может потребовать более жесткой ДКП. ЦБ считает, что необходимо в каком-то варианте возвращение к бюджетному правилу.
  • Изменение направленности факторов, подавлявших потребительскую активность в апреле-мае (формирование избыточных запасов населением в феврале-марте, высокие ставки по депозитам, сокращение потребительского кредитования). Сейчас подходят к концу сроки коротких депозитов (а текущие ставки значительно менее привлекательны для сбережений), запасы расходуются, экономические ожидания улучшаются, бюджетные выплаты (индексация пенсий, расширение социальной поддержки) будут способствовать оживлению потребительской активности.
  • Риски со стороны предложения. «Если запасы будут таять, а их пополнение будет по-прежнему затруднено, это ограничит производственные возможности и способно усилить инфляционное давление».
  • Внешние условия (влияние через курс рубля). К рискам относится возможное резкое сокращение экспорта от нефтяного эмбарго, возрастание угрозы рецессии в мировой экономике со снижением спроса на сырьевые товары, но здесь многое будет зависеть от мировых цен, перераспределения экспортных потоков на другие рынки сбыта и ценовых условий реализации российского экспорта (дисконта к мировым ценам).

Важный вывод – денежно-кредитные условия остаются жесткими, и их смягчение происходит неравномерно. Снижение депозитных ставок привело к замедлению притока средств на срочные банковские депозиты, а кредиты пока остаются труднодоступными, т.к. банки ужесточили ценовые и неценовые условия кредитования неохотно из-за повышенной премии за риск. По мнению руководства ЦБ это вполне объяснимо, т.к. кредитные риски в период структурной перестройки экономики выросли, что и учитывается в риск-менеджменте, но регулятор учитывает и этот фактор в решениях по ключевой ставке (т.е. для снижения кредитных ставок ключевую ставку приходится снижать быстрее и сильнее). По словам г-жи Набиуллиной, снижение ставки в мае поддержит кредитование уже начиная с июня.

Экономическая активность. По оценке ЦБ, в мае снижение экономической активности приостановилось, но ситуация неоднородна по отраслям и регионам (снижается выпуск в секторах, вовлеченных во внешнеэкономическую деятельность / зависящие от импорта комплектующих: нефтегазовая, угольная промышленность, деревообработка, автопром), улучшение в отраслях, где активно идет импортозамещение (фармацевтика, отдельные отрасли машиностроения, металлообработка); в сельском хозяйстве ситуация стабильна. Снижение экономической активности в II квартале 2022 года происходит в меньшем масштабе, чем Банк России ожидал в апрельском базовом сценарии. С учетом этого Банк России оценивает, что снижение ВВП по итогам 2022 года может оказаться меньше, чем прогнозировалось в апреле.

Глава ЦБ Э. Набиуллина обозначила следующие приоритеты ДКП: «с одной стороны — не препятствовать структурной перестройке экономики, с другой — избежать рисков стагфляции». Первый риск – в слишком высокой ставке, когда сжатие спроса превышает сокращение предложения. Второй риск – если уровень ставки будет слишком низким (компании не смогут увеличить предложение в ответ на стимулирование спроса) или если ставка будет снижаться слишком быстро, избыточно реагируя на наблюдаемую сегодня динамику цен. По-видимому, в дальнейших решениях будут учитываться такие факторы как бюджетная политика, динамика предложения (эффективность процессов импортозамещения, а также масштаб и скорость восстановления импорта готовых товаров, сырья и комплектующих), потребительская активность по мере снижения депозитных ставок (слишком сильное снижение склонности населения к сбережению может привести к опережающему росту потребительского спроса по сравнению с возможностями расширения выпуска).

Author: finprognozy

Добавить комментарий