Экономические индикаторы за апрель — мягкий спад, но «дьявол в деталях»

Росстат опубликовал экономические индикаторы за апрель – первый месяц снижения ВВП. По оценке Минэкономразвития, в апреле ВВП РФ снизился на 3% г/г. Экономика в апреле ожидаемо перешла к спаду вследствие разрыва производственных, технологических, логистических и финансовых связей с западными странами. В то же время пока цифры спада далеки от катастрофических, и есть даже весьма удивительные позитивные сюрпризы. Однако ситуация крайне неравномерна по секторам и отраслям экономики. Наибольший удар пришелся на логистику (оборот оптовой торговли в сопоставимых ценах -11,9% г/г, грузооборот транспорта -5,9% г/г, пассажирооборот транспорта -7,7%), внутренний спрос (оборот розничной торговли -9,7% г/г, по непродовольственным товарам -16,8% г/г, что сопоставимо с обвалом весны «ковидного» 2020 г).

В промышленности обвальный спад продолжается в автопроме (производство легковых автомобилей рухнуло в 6,8 раза (на 85,4%) к апрелю прошлого года), также заметно упало производство кокса и нефтепродуктов (-10% г/г), удобрений (-17% г/г, в т.ч. калийных почти на 50%), одежды (-9,4%). Добыча нефти и газа сократилась на 3,6% г/г, добыча угля на 6,5% г/г. В то же время положительную динамику показывают с/х (+3,2%), строительство (+7,9%), в промышленности рост продолжается в производстве лекарств, напитков, мебели, металлоконструкций.

К труднообъяснимым в текущих условиях положительным сюрпризам относятся: 1) снижение безработицы в апреле до абсолютного минимума (4%); 2) ускорение роста средней номинальной зарплаты в марте до 20,9% г/г (12% г/г в феврале), что выразилось в ускорении роста средней реальной зарплаты с 2,6% в феврале до 3,6% в марте; 3) бум роста инвестиций в основной капитал в 1 квартале (+12,8% г/г) с заметным увеличением доли банковских кредитов в структуре финансирования.

На фоне более мягкой, чем ожидалось, реакции российской экономики на санкции, прогнозы спада российской экономики начали смягчаться – последний консенсус-прогноз аналитиков, проведенный Reuters, предполагает снижение ВВП России в этом году на 7,6% (апрельский прогноз -8,4%), а инфляцию по итогам года на уровне 16,4% (апрельский прогноз 20,5%). Финам участвовал в этом опросе – мы сейчас ожидаем спад ВВП в этом году на 7,2% (прежняя оценка 8,5%), а инфляцию по итогам года 17,8%.

Однако говорить, что кризис преодолен, явно рано – санкции проявляют свое действие постепенно, и продолжают нарастать. В конце мая саммит ЕС достиг принципиальной договоренности о частичном эмбарго российской нефти и нефтепродуктов, который через 6-8 месяцев после вступления в силу может затронуть от 2/3 до 90% экспорта российской нефти в ЕС. Дополнительной проблемой может стать анонсированный ЕС запрет страхования и перестрахования перевозок российской нефти – это может сдерживать переориентацию экспортных потоков российской нефти на азиатские рынки и вызвать сокращение ее добычи. Давление санкций сказывается также на металлургах и угольном секторе. В трудном положении остаются авиация, автопром, коммерческая недвижимость, непродовольственная розничная торговля. К осени, вероятно, серьезнее почувствуется дефицит предложения в России готовой продукции и комплектующих, связанный с исчерпанием запасов на фоне сократившегося импорта, если к тому моменту не удастся заместить выбывшую продукцию. «Структурная трансформация» экономики пока только в начале пути.

Промпроизводство

Промпроизводство в апреле сократилось на 1,6% г/г, на 1,8% к марту с исключением сезонного и календарного фактора. На фоне, по-видимому, пока сохранившихся складских запасов общая цифра сокращения выглядит весьма мягкой.

В добывающем секторе мартовский солидный рост (+7,8% г/г) сменился спадом на 1,6%, что является следствием санкций и трудностей с экспортом нефти, газа и угля. Цифра сокращения выглядит скромно, однако нужно учитывать, что сейчас по условиям сделки ОПЕК+ Россия могла бы добывать значительно больше нефти, чем в апреле прошлого года. Среднесуточная добыча нефти с конденсатом в РФ в апреле упала на 8,7% к марту, что соответствует примерно 1 млн барр/с. Отставание от квоты, разрешенной ОПЕК+, оценивается экспертами примерно в 1,3 млн барр/с. Добыча горючего природного газа сократилась на 6,6% г/г, угля на 6,5% г/г.

На трудности с экспортом нефти и газа указывают сокращение грузооборота морского и трубопроводного транспорта – на 18,1% г/г и 11,2% г/г соответственно. Вместе с сокращением добычи нефти снизилось и производство кокса и нефтепродуктов.

ЦДУ ТЭК перестал раскрывать данные по добыче нефти с марта. По данным новостных агентств со ссылкой на источники, в мае ситуация с добычей нефти стабилизировалась. Среднесуточная добыча нефти с конденсатом в России по итогам 30 дней мая составила 1389,9 тыс. тонн, что на 1,1% больше уровня апреля. К тому же одним из результатов сокращения поставок нефти из России является рост мировых цен на нее, который даже с учетом дисконта (в мае дисконт цены Urals составлял около $32/барр к цене Brent, до событий на Украине он составлял около $2-3/барр) позволяет наращивать доходы от экспорта энергоресурсов. В мае Bloomberg публиковал оценку, что доходы России от продажи нефти выросли с начала года на 50%, несмотря на торговые ограничения.

Вместе с тем, со второй половины года в случае, если ЕС примет анонсированное на саммите в конце мая эмбарго на поставки нефти и нефтепродуктов из России, а также запрет на страхование и перестрахование перевозок российской нефти, спад экспорта может усилиться, а вслед за ним – и добыча нефти. По оценке А. Новака, она может снизиться в этом году на 5-8%. Что касается угля, в отношении его поставок в ЕС уже были введены санкции в рамках пятого пакета, они должны вступить в силу с августа.

В обрабатывающей промышленности спад продолжился второй месяц подряд (-2,1% г/г). Наиболее резкое сокращение объемов выпуска продолжается в производстве автотранспортных средств, прицепов и полуприцепов (-)61,5% г/г, табачной продукции на 18,5%, кокса и нефтепродуктов – (-)10,0%, калийных удобрений (-47,6% г/г), производство прочих транспортных средств (включая авиационную технику, судостроение и т.д.) – (-)6,6%. ЕС в начале апреля установил квоты на импорт российских удобрений, фактически закрывая возможность реэкспорта калийных удобрений из Белоруссии, где ограничения были установлены еще раньше. Дефицит удобрений в мире на фоне продовольственного кризиса сейчас рассматривается ООН и многими мировыми политиками как серьезная угроза. Таким образом, спад в промышленности наиболее явно проявляется вследствие санкций (ограничения импорта, запрет экспорта в Россию ряда видов высокотехнологичной продукции, используемой в машиностроении), ухода западных компаний из России, а также нарушений в поставках комплектующих и проблем с внешнеторговыми расчетами. В то же время производство лекарственных средств и материалов, применяемых в медицинских целях увеличилось на 31,9% г/г, увеличилось производство напитков, мебели, сервисных услуг в добывающем сегменте.

Розничные продажи

Резкое падение розничных продаж (-9,7%), особенно проявившееся в непродовольственном секторе, подтверждает опасения Минэкономразвития и ЦБ о сильном сжатии потребительского спроса, который стал одной из причин неожиданно быстрого снижения инфляции. Это может быть связано с временным насыщением спроса на товары длительного пользования после ажиотажа в феврале-марте, сокращением кредитования, снижением доступности товаров после ухода многих западных брендов из России. Данные Росстата пока не подтверждают опасений о росте безработицы, снижении реальных зарплат, но ухудшение экономических ожиданий могло негативно повлиять на динамику спроса.

По мере укрепления рубля, замедления инфляции (в секторе бытовой электроники наиболее заметно коррекционное снижение цен), быстрого снижения ключевой ставки ЦБ (с 20% в марте до 11% в конце мая с сигналом продолжения), индексации социальных выплат с 1 июня, спрос может постепенно начать восстанавливаться.

Ресторанный рынок сократился на 6,4% г/г. Замедлился рост рынка платных услуг (+3,1% г/г после 7,5% в марте), но растут бытовые услуги (+8,7%), в частности, ремонт, техобслуживание.

По данным СберИндекс, пик роста потребительских расходов пришелся на начало марта, а к концу марта и в апреле произошло заметное замедление роста (до 6-9% в номинальном выражении). С мая рост в номинальном выражении ускорился примерно до 10-11%, что тем более с учетом снижения годовой инфляции, дает надежду на сокращение спада в реальном выражении.

Рынок труда и доходы

Статистически, рынок труда пока не ощутил последствий ухода иностранных компаний и остановки работы производств. По данным Росстата, уровень безработицы снизился с 4,1% до 4,0%, обновив абсолютный минимум. Лишь 3% списочной численности сотрудников в 1Q работали неполное рабочее время по инициативе работодателя или по соглашению работодателя с работником. Однако «дьявол в деталях» — в организациях, занимающихся производством автотранспортных средств, прицепов и полуприцепов, 25,8% работников списочной численности находились в простое по вине работодателя и по причинам, не зависящим от работодателя и работника. В почтовой связи и курьерской деятельности 12,7% работников списочной численности работали неполное рабочее время по соглашению между работником и работодателем, в организациях, осуществляющих научные исследования и разработки, — 8,6%. По данным Минтруда, к середине мая в простое находились около 138 тыс. работников против 98 тыс. в апреле, на неполную занятость переведены 131 тыс. работников против 110 тыс.

Численность не занятых трудовой деятельностью в апреле увеличилась незначительно (с 838 тыс в марте до 847 тыс – для сравнения в апреле прошлого года их числилось 1,7 млн), численность официально зарегистрированных безработных в феврале-апреле колеблется незначительно (апрель 688 тыс после 665 тыс в марте). Число заявленных работодателями вакансий не изменилось в апреле по сравнению с мартом (1,77 млн против 1,83 млн в феврале), что более чем вдвое превышает численность не занятых трудовой деятельностью.

Ситуация сглаживается тем, что иностранные компании, ушедшие с российского рынка, пока сохраняют сотрудников в штате и продолжают платить им зарплаты, а часть этих компаний переходит к новым акционерам и планирует возобновить работу под новыми брендами. Правительство осуществляет программы поддержки занятости, временных работ, переподготовки, при этом поддержка объявлена не только для безработных, но и для тех, кто находится под угрозой увольнения или в режиме неполной занятости.

В то же время весьма неожиданно выглядит скачок средней начисленной зарплаты в марте (данные о зарплатах раскрываются с задержкой на месяц) до 20,9% г/г после 12% г/г в феврале, а в реальном выражении рост зарплат, по данным Росстата, ускорился с 2,6% до 3,6%. В прошлом году средняя номинальная зарплата увеличилась на 11,5%.

Столь оптимистичная картина рынка труда и доходов от Росстата должна бы радовать, однако контрастирует с данными опросов. Так, данные деловой активности PMI от S&P Global показывают, что компании говорят о сокращении занятости в последние месяцы. Мартовский опрос предпринимателей от НАФИ показал, что две трети предпринимателей – 68% – предприняли те или иные действия по сокращению издержек на оплату труда и мотивацию сотрудников. Наиболее распространенными мерами стали: сокращение штата – 27%, отмена системы мотивации (соцпакет, премии, бонусы и т.п.) – 26%, снижение зарплаты сотрудников – 25%. Кроме того, представители компаний говорили о переводе сотрудников на удаленный режим работы (22%), об отправке в отпуск за свой счет (16%), о переводе сотрудников на другие должности с изменением уровня зарплаты и обязанностей (12%).

Наиболее заметно страдают доходы пенсионеров. По данным Росстата, средний размер пенсии в номинальном выражении в апреле увеличился на 7,5% г/г, но в реальном сократился на 8,8% г/г. Правительство проведет с 1 июня индексацию на 10% пенсий неработающим пенсионерам, МРОТ, прожиточного минимума и связанных с ним социальных пособий, что должно в реальном выражении вывести их в плюс.

Строительство

Объем строительства в апреле увеличился на 7,9% г/г, ввод в действие жилых домов увеличился на 38,3% г/г (март: +34,7%). Вместе с тем данные ЦБ говорят о сокращении портфеля ипотечных кредитов в апреле на 0,2%, при этом выдачи упали более чем в 3 раза по сравнению с мартом. Снижение ключевой ставки ЦБ, которое отражается на смягчении условий ипотечного кредитования в банках, а также снижение ставки льготной ипотеки до 9% с повышением лимитов должны сделать жилье несколько доступнее, но ограничения связаны с ростом затрат на стройматериалы и логистическими проблемами, увеличением рыночных ставок по кредитам.

Инвестиции в основной капитал

Весьма неожиданным в текущих условиях выглядит бурный рост инвестиций в основной капитал в 1Q22 (+12,8% г/г). В прошлом году инвестиции в основной капитал выросли на 7,7%, и это был восстановительный рост. Возможно, сильный рост был реализован в январе-феврале, когда экономика показывала высокие темпы роста до начала военных действий на Украине. Но нельзя исключить и вариант, при котором рост инвестиций был вызван жесткими санкциями, фактическим закрытием движения капитала за рубеж и валютными ограничениями, что могло мотивировать предпринимателей инвестировать внутри страны, несмотря на ухудшение экономической ситуации и высокие риски.

Не менее удивительна и структура по источникам финансирования инвестиций. Резко увеличилась доля кредитов банков (с 9,6% до 14,6%), при этом в 3 раза (!) выросла доля кредитов иностранных банков (с 2,2% до 6%). Отметим, что традиционно доля банковских кредитов в инвестициях в основной капитал не превышала 9-10%. На фоне санкций и сокращения присутствия иностранных банков в России это выглядит весьма необычно. Доля собственных средств в структуре финансирования незначительно снизилась по сравнению с 1Q21 (62,1% против 63,7%, доля бюджетных средств увеличилась незначительно (до 11,5% против 11,4%).

Author: finprognozy

Добавить комментарий